Где валяется прЫнц

Где валяется прЫнц, или как мы выглядим во время секса


Задумывались ли вы когда-нибудь, как выглядите во время секса? Вопрос, конечно, может показаться странным, но ничего другого в мою голову, глядя на бугрящиеся на спине и руках Валика мышцы, не пришло. И двигался он жестко и быстро – вниз – вверх, вниз - вверх. Глаза закрыты, кожа покрылась бисеринками пота, темные волосы прилипли к затылку. Эротично. Нет, можно даже сказать - очень возбудительно ...

Где валяется прЫнц, или как мы выглядим во время секса


Иллюзия бессмертия

книга находится в процессе написания


Пролог

Принцев нет – эту аксиому я усвоила еще с детства, когда в трехлетнем возрасте, играя в песочнице во дворе, соседский мальчик Вовочка растоптал построенный мной замок из песка, а в ответ на моё обещание рассказать о вопиющем акте вандализма папе, долбанул меня по голове пластмассовой лопаткой.

Встречающиеся мне впоследствии по жизни такие же Вовочки опровергнуть мою теорию не просто не желали, а с точностью до наоборот убеждали меня в том, что вся сильная половина человечества делится на три категории: мужики, мужланы и мудаки. И вот причем последних в нашем мире почему-то абсолютное большинство.

Разрыв шаблона случился внезапно, как перебежавшая дорогу черная кошка. Строго выстроенную мной базовую концепцию в один прекрасный день взял и сломал, как вы думаете, кто? Правильно - самый настоящий прЫнц! И вот с этого не попадающего ни под одну категорию индивида и начались все мои неприятности.



***

Задумывались ли вы когда-нибудь, как выглядите во время секса?

Вопрос, конечно, может показаться странным, но ничего другого в мою голову, глядя на бугрящиеся на спине и руках Валика мышцы, не пришло.

И двигался он жестко и быстро: вниз-вверх, вниз-вверх. Глаза закрыты, кожа покрылась бисеринками пота, темные волосы прилипли к затылку. Эротично. Нет, можно даже сказать - очень возбудительно. И антураж соответствующий: мягкий приглушенный свет, шелковые простыни, разбросанная по полу одежда…

Одно «но»…

В моей спальне, на моей постели, мой бойфренд самозабвенно драл… какую-то крашеную клюшку! Именно драл, потому что она истошно визжала, как свора мартовских котов, энергично подмахивая ему бедрами, и при этом яростно шкрябала своими наманикюренными граблями по моим итальянским простыням. И не факт, что не прошкрябала до дыр.

Первым желанием было схватить двухкилограммовую вазу с тумбочки и долбануть Валика по башке. Потом представила заголовки утренних газет: «Женщина застала сожителя с любовницей в постели и в состоянии аффекта убила его ударом стеклянной вазы по голове».

Фу!

Дешевая сенсация для бульварных газетенок, а я - женщина дорогая, и вообще - садиться в тюрьму из-за какого-то потасканного козла, который кончает быстрее, чем ты успеваешь понять, что он уже вставил, как-то уж слишком.

А еще вазу из муранского стекла вдруг стало жалко. Я ж её из самой Венеции перла! Единственная в своем роде. А таких дрыщей, как Валик – сэкондхендно-мачоватой наружности - после первой рюмки текилы в любом ночном клубе можно с десяток за вечер снять. Было бы желание.

Желания не было. Соображений, собственно говоря, тоже никаких. В голове, как на электрокардиографе во время остановки сердца – сплошная ровная линия, а еще мерзопакостный писк – пи-и-и-и-и. И вот это «пи» как-то неожиданно вывело меня из состояния комы, заставив вспомнить, что если к математической константе «пи», равной отношению длины окружности к длине её диаметра, добавить окончание «здец», то получится очень неприличное слово, емко характеризующее суть происходящего.

Мозг выдал лучевой импульс, и мысли стали стучать, как клавиши пишущей машинки, печатая сценарий завершающего акта трагикомедии под названием «Наша с Валиком совместная жизнь».

Можно было, конечно, устроить истерику: живописно выбросить на лестничную площадку шмотки любовников, картинно ткнуть пальчиком - «пойдите вон, ненавижу!» и выставить их в чем мать родила за дверь, но…

Уходить же надо элегантно и красиво, и упаси боже не по-английски! Только по-русски – с цыганами, медведями и фейерверком!

Вместо цыган была я, в качестве медведя - норковая шуба, надетая поверх красного кожаного неглиже (сюрприз Валику хотела сделать), а за фейерверк должно было сойти мое триумфальное появление в спальне в самый неподходящий момент.

С улыбкой Джоконды проследовала до прикроватной тумбочки и, отодвинув выдвижной ящичек, небрежно обронила:

- Валик, извини, что отвлекаю, но мне упаковка презиков нужна. Можно я заберу?

Клюшка перестала вопить, Валик - на ней ерзать.

- Зачем? – тупо поинтересовался он, разглядывая меня с суеверным ужасом.

- Понимаешь, у меня тут такой мегатрах намечается! – в подтверждение своих слов, скромно распахнула шубку, демонстрируя свой очень нескромный наряд. – Мужик - просто автомат Калашникова в постели. Надо запастись броней, - помахала я перед носом прифигевшего Валика упаковкой кондомов. - А тебе все равно больше одного не понадобится. И тот ты уже использовал.

Клюшка уронила челюсть, жалко посмотрев на то самое место, которым Валик минуту назад так самозабвенно повышал собственную самооценку и уровень тестостерона в крови.

- А-а-а, - три извилины Валика, кажется, усердно пытались запустить работу мозга, но голая тетка под ним и полуголая я в шубке рядом явно ему в этом деле не помогали.

- Вы продолжайте, продолжайте, - обворожительно улыбнулась я, пряча в сумочку презервативы, ну, и контрольный выстрел напоследок: – Валик, ты, когда уходить будешь, ключи на тумбочке в коридоре оставь и дверку за собой захлопни. Приятного отдыха, ребятки!

Занавес.

Меня даже потряхивало от бурлящего в душе куража.



И вот уходила я почти как королева, с высоко поднятой головой, величественно расправленными плечами, и где-то глубоко внутри меня просто распирало от гордости. Ай да я, ай да сукина дочь! Да ладно, чего там прибедняться - сука! Гордо, патетично, и главное - как звучит!

Гордости хватило буквально до лифта. Когда я в него зашла, настроение стало стремительно падать вместе с ускользающей вниз кабинкой, а пока доехала до первого этажа, самооценка и вовсе опустилась куда-то ниже уровня цоколя.

И дело даже не в Валике. Нет, я ведь в принцев-то априори не верю. Вымерли они все, как мамонты, где-то еще в мезозойской эре, а может, вообще только в сказках и существовали. Но променять меня вот на это - с наклеенными ресницами, лошадиной мордой и титьками «почетный вымпел пластического хирурга»?!

Обидно.

Я, конечно, не Памела Андерсон, и даже рядом не валялась, и пусть мой второй растоптанный никак не мог конкурировать с её роскошными буферами, но зато все мое! Без всякого силикона и пластики. И сзади у меня тоже, между прочим, еще не галетные печеньки, а вполне себе пристойные кунцевские булочки.

И вообще, разве это главное?

Всю жизнь считала своим основным достоинством острый аналитический ум. Именно благодаря ему окончила школу с золотой медалью, институт с красным дипломом и честно получила вакансию управляющей банком.

Чего еще может желать современная деловая женщина?

Ах, ну да… Счастья в жизни.

Хм…

Валик был не для счастья, скорее, для здоровья и… просто, чтобы был.

И ведь как красиво ухаживал, скотина! Нет, что он мудак - это я знала сразу. Мне, в принципе, другие-то и не встречались.

Пока я строила карьеру, всех нормальных мужиков разобрали, как дефицитные ананасы во времена перестройки. А на безрыбье, как говорится, и рак - рыба, вот и пришлось довольствоваться членистоногим. И сосуществовали мы с ним, между прочим, на вполне взаимовыгодных условиях: я ему дом и работу, он мне - супружеский долг членскими взносами.

И на кой черт я решила послушать подругу Ирку, вернуться из командировки без предупреждения и устроить Валику сюрприз? Сюрпризом был красный кожаный корсет, купленный в сексшопе, поверх которого я игриво набросила только шубку, намереваясь поразить бойфрэнда нескромностью своих фантазий.

Сюрприз, как говорится, удался.

И вот теперь я стояла в мехах на голое тело посреди пустынного ночного двора и понимала, что идти-то мне некуда.

Родители в другом городе. Собственная квартира временно превратилась в бордель, возвращаться в который мне просто гордость бы не позволила. К друзьям ночевать – стыдно. Да и потом, а как же заявленный «автомат Калашникова»? Марку же надо держать!

Единственным выходом было сесть в машину и поехать на дачу. Пилить до неё обычно приходилось часа два, но в ночное время, учитывая отсутствие пробок, рассчитывала, что доберусь за полтора.




Дальний свет фар сиротливо освещал пустынную дорогу, а в радиоприемнике, как назло, на всех частотах заунывно выло что-то вроде: «Ты бросил меня».

- Вранье! - яростно крикнула я. – Я сама его бросила! - и вот тут меня накрыло. Банальная бабская истерика из жалости к себе, любимой.

Размазывая по лицу сопли и слезы, я мчалась за город - зализывать на даче свое оскорбленное эго, бальзаковский возраст и слегка потрепанное чувство собственного достоинства.

Перед лобовым стеклом внезапно промелькнула какая-то тень. Раздался чудовищный удар. Машину резко занесло и, нажав на тормоза, с диким скрежетом я вылетела на встречную полосу.

Благо, трасса была пустая, поэтому отделалась я легким испугом - это, конечно, если не считать помятого бампера.

По ощущениям я сбила, как минимум, лося, а по факту…

Вот знаете, говорят, когда все плохо, плохо, плохо, то потом обязательно должно быть хорошо! Знаете, да? Не. Не мой вариант.

По факту, когда я вышла из машины, на дороге лежал ну почти лось: здоровенный двухметровый качок, и самое главное – совершенно голый!

Абсолютно!

Вот даже фиговый листок на том самом интересном месте случайно не прилип.

Хотя... если бы случайно прилип, пришлось бы отдирать и смотреть, а так - картина маслом: античный Геракл в горизонтальной плоскости, во всей своей красе. Ну, должны же у меня остаться хоть какие-то приятные впечатления от сегодняшнего отвратительного вечера?

А мужик выглядел крайне приятно, и что самое главное - с «автоматом Калашникова» у него все было как надо. А в боевой готовности, думаю, и на гаубицу бы потянул.

Одна проблема: жертва наезда неадекватной женщины красиво валялась на дороге и не подавала никаких признаков жизни. Радость от «проехавшего по моей улице самосвала с конфетами» мгновенно сменилась паникой: посадят!

Видать, судьба у меня такая – кого-нибудь сегодня грохнуть. Тут же пожалела, что это все-таки был не Валик.

Присев радом с полудохлым лосем, стала щупать у него пульс, который, не к месту сказано, оказался у него как у космонавта, что не могло не радовать. Значит, жить будет, и, судя по здоровому румянцу на лице и отсутствию видимых повреждений, ничего серьезного я ему не отбила.

Назревал вопрос века: что с ним делать?

Оставить и смыться, пока он в себя не пришел? Как-то по-скотски, хоть он и сам мне под колеса бросился.

Вызвать ментов и скорую? И к бабке не ходи - до выяснения обстоятельств меня в кутузку посадят. Да и вид у нас еще тот: я - ранней осенью в шубе поверх неглиже, он – без трусов и в отключке. Боюсь даже себе представить, что наши стражи порядка в протоколе нафантазируют, а не дай бог на работу сообщат - с местом управляющей можно будет попрощаться.

И вот не поверите! Сработала отличительная национальная черта всех русских баб – бережливость!

Хороший мужик - он что?..

Правильно! На дороге не валяется!

Вот я и подумала: пусть пока поваляется у меня на даче! В качестве садового инвентаря! А чего? Отличная газонокосилка, ну, или на крайняк за кусторез сойдет.

Очнется - скажу ему, что не виноватая я - он сам пришел, а потом даже отвезу, куда скажет.

План мне показался чудо как хорош! Одна беда: оказалось, что я сбила не лося! Это был слон! Огромный, неподъемный слон блондинистой наружности, с косой саженью в плечах, сильно отвлекающими от процесса кубиками на прессе, а про «автомат Калашникова» я вообще скромно промолчу.

Пока я его дотянула до машины - упрела. Пришлось снять и шубку, и каблуки. А когда затянула в салон, желание было снять и все остальное.

Но… Не рискнула.

Один нудист в моей машине - это случайность, а два – нездоровая тенденция.

Так и ехали: я - в шубе, он рядом со мной - в чем мать родила. Хорошо, что ДПС-ники по дороге не попались, а то выглядели мы точно как постоянные клиенты дурдома, а подбитый лось к тому же еще и все время съезжал с кресла на мое плечо.




На крыльцо дачного домика я его тащила, как бурлаки баржу по Волге: с воплем «Э-эй, ухнем!», периодически заменяемым благим матом.

И что характерно? Эта гнида белобрысая, видимо, специально мне под колеса бросилась, что б я её таскала на своем горбу с максимальным комфортом.

Вот какого рожна он голый ночью на дороге бегал? Явно не марафонца изображал. Поди, сбежал от любовницы, к которой вернулся муж из командировки (который, кстати, друг мой по несчастью), а чтоб не валить домой пешком - решил проехаться с ветерком. На мне!

И вот лежит он, весь такой красивый и расслабленный, на моей кровати, а за проезд и койко-место, между прочим, надо платить! Натурой! Нет, вы не подумайте ничего такого. С него просто взять больше нечего было. А я что, зря из дому все кондомы забрала?

Решила послать Валику селфи. Ну, так сказать, предъявить «автомат Калашникова» в разобранном виде.

Распотрошила упаковку презиков. Поиграла в «здравствуй, Первомай», в смысле, для убедительности надула их все. Потом живописно разбросала вокруг (пусть Валик от зависти сдохнет!) и, завалившись к блондину под бок, щелкнула его и себя на телефон.

Это был ужас!

На фотке отобразился совершенно фантастический голый мужик, и… рядом с ним - облезлый енот в красном кожаном корсете.

Тушь потекла, помада размазалась, а на голове прическа а-ля «не суй пальцы в розетку».

Положение нужно было срочно исправлять. Пулей помчалась в санузел - смывать с лица боевую раскраску и приводить себя в товарный вид.

То ли я была очень медленной пулей, то ли мой товарный вид потребовал гораздо больше времени, чем полагалось, но когда я вернулась в спальню, меня там уже явно не ждали.

Раненый лось сидел на кровати и, судя по его перекошенной морде и руке, болезненно потирающей затылок, счастливое селфи мне сегодня явно не светило.

- Мадэ э? (*Где я?) – недоуменно хлопая глазами, изрек качок.

- Ась? – ничего не поняла я. Иностранец, что ли?

Мгновенно прикинула в голове глубину …опы, в которую я попала, и масштаб грядущего международного скандала.

- Асе? (*Дом утех?) – подозрительно оглядевшись по сторонам, высоко вскинула бровь жертва наезда неадекватной женщины. Потом, окинув меня с ног до головы брезгливым взглядом, уточнил:

– Лоха? (*Шлюха?)

- Чего?! Сам ты лох! – как-то я уже сильно жалела, что сбила этого мускулистого индивида, и пофигу на его железобетонные кубики и аппетитный зад.

- Чмо? (*Поломойка?) – снова о чем-то поинтересовался мужик.

Нет, ну всякому русскому гостеприимству есть предел!

- Сам ты чмо! – яростно ткнула в его голую грудь пальцем.

- Э!? – и возмущение на лице такое, как будто это я с него трусы сняла. Сам, между прочим, без них под мою машину кинулся. - Э нэ чмо! Э шпрынц! (*Я?! Я не поломойка! Я король!) – надменно вскинул голову блондин.

А спинку-то выровнял – ну чисто аристократ голубых кровей! А чего это мы мне тут понты лепим? Блин, шпрынц-прынц какой-то, догадаться бы еще, чего он там бормочет.

- Ду ю спик инглиш? – решила понять, что у меня в кровати за зверь нарисовался. Хотя чего там понимать. Лось - он и в Нижнезачуханске лось! - Парле ву франсе? Шпрэхен зи доич?

Жертва наезда неадекватной женщины тупо смотрела на мои губы, и в глазах явно не проскакивала и малейшая искра понимания.

- Откуда ж ты такой болезный взялся? – риторично поинтересовалась я, жалостливо разглядывая лицо неопознанного субъекта. Надо сказать, породистое такое лицо. Эдакое скандинавское, что ли?

- Дэ? (*Что?) – опять протелетайпировал он.

- Де-де, - перекривила я блондина. – В Караганде!

- Кэраганд? Кэраганд?!

Глаза у мужика натурально так стали выползать из орбит, потом он вдруг схватился за голову и стал чего-то нервно бормотать себе под нос.

- Что, головка бо-бо? – осторожно предположила я.

- Бо-бо, бо-бо, - согласно закивал раненый лось, и мне его вдруг жалко так стало.

Ух, ты ж, мать моя! А я как-то и не подумала, что приложился он об асфальт, наверное, знатно, да и потом, я когда на крыльцо его тянула, тоже пару раз уронила… Головой. Об ступеньки. А вдруг у человека сотрясение? Надо было срочно дать ему какое-нибудь обезболивающее.

А единственное обезболивающее, оно же дезинфектор, оно же антидепрессант, оно же снотворное, а если надо - то и приворотное зелье, стояло у меня в холодильнике, недопитое Валиком не помню с каких времен.

Хотя водка - она ж сроков годности не имеет, главное, чтобы спирт не выдыхался.

- На, пей, - сбегав на кухню, протянула качку стакан, наполненный почти до краев. – Выпьешь, и бо-бо как рукой снимет.

- Бо-бо? (*Вода?) – радостно вскинулся он.

- Бо-бо, бо-бо, - со всей серьезностью подтвердила я.

Черт, со стороны на нас посмотреть - точно два идиота.

Блондин, схватив стакан, залихватски опрокинул его содержимое себе в рот, и вот тут случилось чудо…

- Мать твою! – отчетливо громко и без всякого акцента вдруг произнес он. - Что это за хрень? – и морда у лося мгновенно стала красная, как после бани.

- Водочка, родимая, – недоуменно вытаращившись на него, услужливо подсказала я. Хотя, если честно - почему-то тоже очень захотелось выпить.

- Жуткое пойло, - блондин голенькой наружности неприлично икнул, тоскливо заглянул в рюмку, а потом, как наш нормальный русский мужик, красиво запрокинув голову, допил оставшуюся водку и занюхал её кулаком.

Жесть! Это что же я ему такое налила, что у него пин-код с настроек сбился? Посмотрела на бутылку, на которой большими буквами было написано: «Водка Дрынкофф - один глоток сметает все барьеры».

Нет, оно, конечно, так. Нашей водке шифры, границы и языковые барьеры по то место, которым детей делают, но на всякий случай от качка бутылку спрятала, а то вдруг, когда протрезвеет, опять на своем Нижнезачуханском шифроваться начнет, и как я с ним объясняться-то буду?

- Зовут-то тебя как, нудист-самоубийца?

- Я король, - метнул в меня холодным взглядом потеряшка. – Попрошу обращаться ко мне должным образом!

О-о-о, как его стукнуло-то. Король мы, значится… Ну, хорошо, что не Наполеон.

- Горан эн Рихос ван Иллиот Шелдон Адэмар третий! – блондин выставил грудь колесом, пижонисто поигрывая мышцами.

Тю. Подумаешь… Напугал ежа кунцевскими булочками. Я тоже так умею. Гордо вскинув голову, втянув живот и тоже выставив почти грудь почти колесом, заявила:

- Дэйенерис Бурерожденная из дома Таргариенов, от крови старой валирии, владычица Миэрина, королева Андалов, Ройнаров и первых людей, властительница железного трона Вестероса и семи королевств, кхалиси великого дотракийского травяного моря, неопалимая, разрушительница цепей и оков, матерь драконов, - мля, на улицу меня выпускать нельзя. Точняк повяжут.

Но мужик впечатлился!

Причем сильно!

Минуты две смотрел на меня с отвисшей челюстью. Нет, ну, он первый начал, извиняюсь, «дулом автомата» мериться. У меня оказалось круче!

Царственно расправив плечи, насколько ему позволяло отсутствие трусов и количество выпитой водки, блондин очень образно взмахнул рукой, видимо, пытаясь изобразить жест глубочайшего почтения, а потом, резко наклонившись, схватил мою руку.

Вау! Руки мне последний раз так лобызали только в глубоком детстве, и то - дворняга Дружок, которого я, как добрая самаритянка, кормила мамиными котлетами. Но вот чтобы так эротично… А какой вид открывался сверху! М-м-м! Широченная спина, вся такая рельефно-бугристая, узкая талия, упругий за… Ну, в общем, вы поняли - скульптура «Геракл нагнулся» в оригинале.

И тут все это стокилограммовое великолепие возьми да и рухни мне под ноги. Тоже, что ли, целовать собрался?

М-да. Мать драконов, конечно, заслуживает поклонения, но не до такой же степени?

- Эй! Горан… как тебя там… Ри…. Ша… Короче, Гришей будешь! Вставай! Не знаю, как у вас, (а кстати, откуда ты?) а у нас так не принято! - ответом мне послужила тишина.

-Эй, тебе что, плохо? – присев на корточки, стала тормошить лежащее у моих ног тело.

Нет, ну нормально? Как вы думаете, чем этот гад на полу занимался?

А не о том вы думаете!

Эта жертва тестостерона, накушавшись водки (заметьте, моей!) - теперь преспокойно спала.

Вот так, значит? То есть он считает, что властительница железного трона, неопалимая, разрушительница цепей и оков, мать драконов, твою мать, должна его опять на себе до кровати тащить? А фиг ему! Пусть валяется!

Переступив через тушу пьяного лося, с видом оскорбленной королевы собралась покинуть комнату.

И, черт! Не поверите! Опять сработала отличительная национальная черта всех русских баб – жалость!

Пьяный мужик, он что?

Правильно – на полу не валяется! Нельзя! Надо понять, простить и спать уложить!

Тяжело вздохнув, подхватила блондина под руки и, вспоминая все матюки, какие только знала, потащила его обратно на кровать.

Нет, наша женщина, конечно, все может: и коня на скаку остановить, и в избу горящую войти, и даже коня из этой избы на себе вынести, но сил после этого реально нет никаких. А если учесть, что я качка на себе сначала с обочины до машины, потом от машины до дома, потом с пола на кровать таскала – два раза! - то можно считать, что я на себе трех лосей из горящей избы вынесла!

- Блин, да я просто спасатель! – довольно разглядывая потолок, воскликнула я.

Подбитый мною и мною же спасенный лось лежал рядом и, судя по тихому храпу, был явно со мною согласен.

На этой оптимистичной ноте я почему-то вырубилась. Точно помню, что последней мыслью было: «Надо бы сфоткать для Валика селфи», а потом просто черный провал…

****

Вы жили когда-нибудь рядом с соседями, которые в шесть утра забивают в стену гвозди?

Если да, то должны помнить это редкое чувство «человеколюбия», когда ты «радостно» просыпаешься от стука молотка с единственным желанием: пойти и помочь несчастным соседям забить этот самый гвоздь, причем в такое надежное место, откуда они его даже с гвоздодером потом не вытянут.

Ну, вот приблизительно такое у меня было настроение, когда меня ни свет ни заря разбудил жуткий грохот. Кто-то настойчиво стучал во входные двери, и этого кого-то, с навязчивой одержимостью, очень хотелось убить.

Прошлепав из комнаты в коридор, я, щелкнув замком, раздраженно распахнула двери, знатно двинув ими стоявшего на крыльце Валика по лбу.

Настроение тут же стало расти буквально в арифметической прогрессии.

- Ты мне ключи от квартиры привез? – прикрыв зевок ладошкой, поинтересовалась я.

- Дин, нам надо поговорить, - заунывно затянул мой бывший, болезненно потирая шишку.

- Что у тебя там? – злорадно кивнула я. – Рога лезут? Так давно пора. А то что это за козел - и без рогов? А козлиху ты свою где потерял?

- Дин, ты же понимаешь, что это было несерьезно? – типа оправдываясь, заявил Валик.

- Ясен пень! Какое серьезно? – хмыкнула я. – Ты же, Валик, жить-то на широкую ногу привык, а у этой твоей вчерашней пассии, судя по сиськам и губам, весь депозитный вклад - на карточке у пластического хирурга. Тебе ж даже на презики не хватит.

- Дин, извини, я пьяный был. Она сама ко мне в баре привязалась, не помню даже, как она…

- Королева Дайнерис! – внезапно послышалось в коридоре сзади.

Упс! А вот про вчерашнего отбитого на всю голову лося я как-то и забыла. Но проснулся он, надо отдать должное, донельзя вовремя.

О, да! Вот за то, чтобы увидеть в этот момент морду Валика, я готова была его еще раз …дцать в кровати с драной клюшкой застать.

Ситуация, однако, обязывала. Пришлось импровизировать.

- Да, мой кхал! – гортанно, с придыханием, выдохнула я, игриво подмигнув впавшему в прострацию Валику, и обернулась через плечо.

О!

Мой!

Бог!

Вчера, в горизонтальном положении, сбитый мною блондин, конечно, тоже неплохо смотрелся, но сегодня…

Вот уж не знаю, существует ли на самом деле мифологический Тор, но если да, то в своей первозданной красе выглядеть он должен именно так: огромный, подтянутый, сложенный из сплошных сухожилий и мышц, а главное - абсолютно голый!

Дойдя до двери, блондин замер у меня за спиной, и я с торжествующей улыбкой сделала шаг в сторону, открывая взору бывшего бой-фрэнда посланного мне самим провидением подбитого лося. А там… там такой «автомат Калашникова», что Валиковый самострел нервно портит воздух в сторонке.

- Понимаешь, Валик, - грустно констатировала факт, - в стране кризис! Доллар растет, а твои «членские взносы» не покрывают даже твою аренду. Поэтому я нашла тебе замену. Ничего личного. Элементарные рыночные отношения.

- Кто это? – надменно искривив губы, лениво-пренебрежительным взглядом припечатал Валика лось.

Ух ты! А мы и так можем? Зашибись! Если бы не предполагала, что мужик - перспективный клиент дурдома, точно подумала бы, что король.

- Это чмо! – мило улыбаясь Валику, изрекла я.

А что он мне может сделать, когда мой слабый тыл надежно прикрывает двухметровый скандинавский бог?

- Поломойка? - почему-то поинтересовался у меня блондин.

Да! Так его! Моё отмщенное альтэр-эго ликовало и подпрыгивало, глядя на то, как Валика опускают ниже плинтуса.

- Бывшая поломойка, - ехидно заметила я. - Я его только что уволила.

- Давно следовало это сделать, - внезапно провещал недобитый лось, да с таким апломбом, что даже у меня глаза на лоб полезли. А уж какая морда стала у Валика - я вообще промолчу. – Полы в ваших покоях, королева Дайнэрис, вымыты отвратительно. В моем дворце за такую халатность ему бы всыпали, как минимум, десять палок.

- Я вообще-то за такое обычно казню, - тоже вошла в образ я. – Но у меня на сегодня по плану одно помилование, поэтому пусть живет.

- Ваша милость не знает границ, - внезапно подхватив мою ладонь, блондин поцеловал её с таким чувством, что я готова была даже перевыполнить план по помилованиям на пятилетку вперед. - Но наказать его все же следовало бы, - тут же бескомпромиссно отрезал мужик.

Валик медленно перевел ошарашенный взгляд с меня в красном кожаном корсете на стоящего за мной голого качка, и, судя по выражению его лица, напоминали мы ему именно тех, кем в данный момент и выглядели: двух ролевиков-БДСМщиков, собирающихся затащить Валика в красную комнату и показать ему там все пятьдесят оттенков серого.

Как он бежал!!!..

Пару раз даже навернулся на бетонной дорожке, ведущей к калитке. Так и подмывало свистнуть ему вслед. Жаль, не умею, а «скандинавский бог», видимо, сильно тупил после вчерашнего апгрэйда, поэтому с кислой миной наблюдал за телодвижениями Валика и, слегка приподняв бровь, недоуменным взглядом скользил по ландшафтному дизайну моего приусадебного участка.

Калитка за улепетывающим в отставке бой-фрэндом с оглушительным грохотом захлопнулась, и вот тут началось самое интересное…

- Я жду объяснений! – сложив на здоровенной груди мускулистые руки, вопрошающе приподнял правую бровь блондин и нехорошо так навис надо мной.

Не поняла? Это еще что за закидоны? И это он меня что, массой своей давить собрался? Меня!? Да таскала я вчера на себе в дом его тушу! Фигня-вопрос вытащить обратно! Мне лишняя мебель на даче не нужна.

- Желаю знать, как я здесь оказался? – сразил меня наповал своей следующей тирадой лось.

- А знаете, как ни странно, но у нас с вами желания совпадают, - захлопнув дверь и включив полный игнор, потелепалась на кухню я.

Качок перестал изображать из себя голого короля, и весь его апломб мигом сдулся, как резиновый шарик. Опустив руки, он секунду помялся, а потом зачарованно поплелся за мной следом.

Нет, конечно, в целом, если подумать, то выглядел он, как ожившая мечта любой нормальной бабы: голый мужик под два метра, мясисто-мускулистой наружности, с упругим задом и кубиками на прессе, рассекающий с утра по твоему дому, как айсберг на бескрайних просторах океана. И плюньте мне в ухо, кому бы такая дислокация не понравилась.

Но… Смущал.

То самое, по которое русскому человеку все мировые кризисы и проблемы, игриво болталось при каждом его шаге и невольно притягивало взгляд.

- Сиди здесь! Сейчас вернусь! – повелительно ткнула пальцем в дубовый табурет возле стола и пошла к соседу по даче за трусами, так как в моей бельевой коллекции водились только кружевные стринги, и «калаш» лося в них точно бы не поместился.


Конец ознакомительного фрагмента



Copyright © 2016-2018 | Cнежная Александра | Все права защищены
E-mail: author@snezhnaya-aleksandra.ru